21:44 

Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
Название: "Эксперимент"
Автор: Борис Годунов
Жанр: AU, продолжение "Иного мира"
Рейтинг: G

Возможно, это было и не самой умной идеей, но изменить что-либо уже было нельзя – да и не хотелось. Грозный рев заполнил кабину, откуда-то снизу пришла волна дрожи – и «Дискавери» оторвался от стартового стола, унося в космос Коннора Темпла, Филиппа Бертона, четверых астронавтов разных национальностей и – самое главное – «Феникс» в грузовом отсеке. Позади восемь месяцев нервотрепки, изнурительных тренировок, метаний между Англией, Россией и Штатами, споров с инженерами, воплотившихся, наконец, в их груз. Перегрузка наваливается, словно обмотанная ватой скала, говорить почти невозможно и остается только вспоминать…

…Раннее утро в Хитроу. Громадный «Кондор» русских, который они сами почему-то зовут «Русланом». Напряженное лицо жены. Собственный голос:
- Эбби, не переживай ты так! Это всего лишь командировка. Три недели – и я снова дома, слетаю и вернусь…
- Ну да, подумаешь – «командировка», - Эбби прижимается к нему, - всего-то дел – слетать на орбиту, оттуда – на Марс, а потом домой…
- Ну да, пустяки, право слово, - бравада, конечно, напускная, но от этого никому не хуже, - десять лет нашего брака отпразднуем на Марсе, обещаю. Ну или на Луне, на худой конец.
Эбби смеется. А ведь эта шутка – едва ли наполовину шутка. Если все пойдет, как надо, его обещание сбудется почти наверняка. Потому что они откроют новую эпоху в истории человечества – эпоху Экспансии…

Голос в наушниках отсчитывает секунды: сто двадцать четыре, сто двадцать пять, сто двадцать шесть… Шаттл вздрагивает, звук в кабине изменяется – это отделились ускорители. Полпути пройдено. Перегрузка по-прежнему прижимает к креслу, и Коннор вновь возвращается к воспоминаниям…

…То, что в космосе, за пределами магнитного поля аномалия может вести в настоящее, они поняли незадолго до Конвергенции. Понадобилось не так уж много времени, чтобы выяснить – она может вести только в настоящее. Тогда-то и появился проект «Феникс». Изложив свою идею в самых общих чертах, Коннор направил отчет Лестеру – и через несколько дней получил письмо из Космического агентства Великобритании с предложением проработать проект и представить его ЕКА. С этого момента все завертелось с немыслимой быстротой.
Не прошло и месяца, как проект стал международным, попав под контроль ООН. Его с Бертоном задачей осталась разработка нового генератора аномалий, и только. Корабль – «Союз» с приспособленными к нему тремя ядерными реакторами от спутников-шпионов и двигателями – делали русские, а выводить все это хозяйство на орбиту предполагалось «Спейс Шаттлом».
Поначалу его удивил такой энтузиазм, но затем – во время очередного прорыва хеттов – причина стала абсолютно ясна. Охотясь за вражеским блокировщиком аномалий, Темпл понял: и правительства, и ООН ищут возможность для отступления. Конвергенция и непрекращающиеся вторжения монстров, худшими из которых были люди, заставили всерьез задуматься о внеземном плацдарме…

Рев двигателей оборвался внезапно, и Коннор почувствовал, что перегрузка исчезла. Снова обратный отсчет, и спустя полторы минуты тяжесть вернулась – ненадолго, а затем исчезла окончательно. «Дискавери» вышел на орбиту.
Отстегнув ремни, Темпл немного неуклюже, но достаточно уверенно выбрался из кресла, избавился от скафандра и помог Бертону. Третий же член их команды в невесомости чувствовал себя превосходно и ни в чьей помощи не нуждался…
- Особый отдел, вы там готовы? – осведомился Ричард Мастракио, вплыв в их отсек.
- Да мы, как пионеры, всегда готовы, - откликнулся пилот «Феникса» - русский астронавт Сураев.
- Макс, сейчас не время для шуток. Этот полет…
- Я в курсе. И я справлюсь с этой штукой, хоть я и не Зефрам Кохрейн.
- Ладно, - ухмыляется замечанию Коннор, - у нас всего три часа, а сделать нужно массу дел. Переходный отсек в порядке?
- В полном, - заверил его Мастракио, - я проверял только что.
- Тогда – по местам, - с этими словами Коннор оттолкнулся от кресла и нырнул в люк.

«Союз» и сам по себе не отличался простором, при этом в «Фениксе» изрядную часть объема орбитального отсека занимала аппаратура большого генератора аномалий, а спускаемый аппарат был тесен сам по себе. Большую же часть двадцати двух метров длинны корабля составлял энергетический отсек – цилиндрический корпус, в котором находились реакторы и разгонный блок. Бегло проверив аппаратуру, Коннор проплыл в спускаемый аппарат, опустился в кресло, пристегнулся и кивнул Сураеву.
- «Феникс» - «Дискавери». Мы готовы, - сообщил русский.
- Вас понял, «Феникс». Вывожу из грузового отсека, - отозвался Мастракио.
Корабль вздрогнул, стенки грузового отсека за иллюминаторами медленно поползли вниз и назад.
- Нам понадобится что-то около суток, чтобы выйти из магнитосферы, - сообщил Сураев, изучая данные на экране ноутбука, - если дело сорвется, через два с половиной дня мы вернемся и сможем перейти на старую орбиту.
- Лучше думай, что будет, если оно сработает, - посоветовал Бертон, - эта штука проверена на практике и прекрасно работает.
- На земле. В космосе ее никто не испытывал.
- Значит, испытаем, - буркнул Коннор, погружаясь в расчеты, - а твое дело – пилотировать это корыто. Долго там еще?
- Прилично. В космосе быстро ничего не сделаешь.
Наконец, манипулятор отвел «Феникс» на безопасное расстояние и убрался.
- Ну что, поехали? – задал риторический вопрос Максим и включил двигатели.
Снова появилась тяжесть, раза в два меньше привычной. Все, что не было закреплено, отлетело назад, падая на экипаж и стуча по стенкам и днищу спускаемого аппарата. «Дискавери» быстро уменьшался, а затем и вовсе исчез за краем иллюминатора, и Коннор переключил все внимание на свой пульт. Пока никаких проблем, но что будет дальше? Перед запуском надо будет проверить абсолютно все…
Гул двигателей смолк, вернулась невесомость.
- Ну вот, - Сураев всплыл над креслом, - все готово. Наш апогей на ста пятидесяти тысячах километров – хватит нам этого?
- Несомненно, - Филипп вытащил из кармана блокнот и пролистал его, - думаю, хватит даже и меньшей высоты.
- Тем лучше. Скажете, когда придет время прыгать.

Перезвон «Скайпа» оторвал Коннора от диагностик и очередного контура. Инженер-палеонтолог бросил взгляд на экран - и перевернулся к ноутбуку, попутно перемещая гарнитуру с шеи на голову.
- Привет!
- А ты здорово смотришься вверх ногами, - хихикнула Эбби, - как вы там?
- Отлично, - заверил ее Темпл, - привыкли к невесомости, все исправно и до прыжка три часа. А ты как?
- Пресса допекает, - пожаловалась Эбби, - конечно, Дженис отшивает процентов так девяносто пять, но и оставшихся хватает… Всем подавай миссис Темпл, даже если она никого видеть не желает.
- Ну, нам тоже постоянно шлют вызовы, - фыркнул Коннор, - а говорить-то пока не о чем. Страшно представить, что будет после полета.
- Да уж… Мы тут все за вас переживаем, даже родители твои приехали.
- Да ладно вам, - беззаботно улыбается парень, - всего-то осталось дня три, от силы четыре – и мы дома.
Затем улыбка гаснет. Несколько секунд Коннор молчит, не отрывая глаз от лица на экране, а затем тихо произносит:
- Жди меня, Эбби. Жди меня, и я вернусь…
- Жду, милый…
Улыбнувшись, женщина выключает «Скайп». Коннор вздыхает и вновь разворачивается к своим приборам. Времени не так уж много – в отличие от работы…

Бросив взгляд на магнитометр, Коннор объявил:
- Можно начинать.
- По местам! – отреагировал пилот, - до перехода пять минут.
- Ты помнишь «Первый контакт»? – спросил Коннор, настраивая генератор.
- Ну да, - откликнулся Сураев, - мы же его вместе смотрели.
- Тогда должен сообразить, чего не хватает в нашем полете…
- Рок-н-ролла? – русский поймал ноутбук, - что-то у меня валялось…
Секунд тридцать спустя он нашел искомое – и корабль заполнила музыка. Отчаянная, полубезумная мелодия как нельзя лучше подходила к их ситуации, и Коннор принялся насвистывать, вводя координаты выхода, а затем не без удивления осознал, что понимает слова – далеко не все, но достаточно много, чтобы сообразить, почему Максим выбрал именно это. Что же до самого Сураева, то он, не стесняясь, подпевал неведомому русскому певцу:
Газ до отказа – он непобедим,
Сначала газ до отказа, а там поглядим,
И кто его знает, где шаг через край,
Газ до отказа – одной ногой в рай!

На последнем слове припева Коннор утопил клавишу пускателя, и перед «Фениксом» вспыхнул искристый шар аномалии. Знакомое странное ощущение перехода, золотистый взблеск за иллюминаторами – и аномалия схлопывается за кормой.
Позади корабля – только звезды. Земля исчезла в одно мгновение, оставив трех человек наедине с Космосом, а на экранах переднего обзора растет ржаво-красный шар, сопровождаемый двумя яркими искрами.
- Мы сделали это! – завопил Коннор, - «Феникс» - Хьюстону. Мы выходим к Марсу!
- Приготовиться к торможению! – скомандовал Сураев, разворачивая корабль кормой вперед.
Снова навалилась перегрузка, особенно неприятная после целого дня невесомости. Марс увеличивается все медленнее и медленнее, пока, наконец, не появляется в иллюминаторах. Двигатели замолкают, вес снова исчезает и «Феникс» разворачивается бортом к планете.
- Хьюстон – «Фениксу», - добрался, наконец, ответ с Земли, - слышим вас. Мы тут просто с ума сходим от радости!

Впервые человек смотрел на Марс в упор. Своими глазами, а не телекамерами. Холодная, красно-бурая пустошь тянулась под кораблем, меняя лишь оттенок. Гигантские тучи пыли, призрачные облака, титанический купол Олимпа, хаос Лабиринта Ночи… Все это уже известно, и снимки «Феникса» вряд ли добавят что-то новое – кроме того факта, что сделаны любительской камерой через иллюминатор…
Виток, второй, третий… На пятом витке Коннор закончил вычисления, сравнил их с расчетами Бертона и сказал:
- Можно возвращаться.
- Пристегивайтесь.
Снова рокочут двигатели, снова наваливается перегрузка – уже привычная и не мешающая работать, да и не так уж она велика… Что-то неразборчиво ворчит Филипп, проверяя разрядники, Марс на экране заднего обзора постепенно уменьшается… Человек вернется сюда, и это произойдет скоро, очень скоро. Коннор улыбается – сбылась его заветная мечта. Он не просто побывал в космосе, он видел Марс. Своими глазами.
- Десять секунд до перехода. Девять. Восемь. Семь. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Ноль.
Снова впереди вспыхивает аномалия, снова золотистое сияние заливает кабину и гаснет. Прямо по курсу – Земля.
- Начинаю торможение, - предупреждает Сураев, снова разворачивая корабль.

Когда двигатели замолчали, исчерпав последние капли топлива, «Феникс» плыл по орбите всего в сорока километрах от «Дискавери».
- Ювелирная точность, - прокомментировал Бертон, - приехали.
- «Дискавери» - «Фениксу», - выходит на связь челнок, - тут творится что-то невероятное. Круче, чем после посадки Армсторнга на Луне. Все так и рвутся вас поздравить…
- К черту всех, - ответил Темпл, - найдите мою жену.
Спустя несколько минут в наушниках раздалось:
- Коннор?
- Ага. Ну, мы почти дома. Сядем через несколько часов на базе Ванденберг.
- Знаю. Мы уже там.
- «Мы» - это кто?
- Вся команда. Прилетели только что…
Коннор рассмеялся.
- Ну, этого следовало ожидать, - сказал он, - а что, у вас действительно такой бардак, как нам тут говорят?
- Ну, от прессы точно нет спасения,- рассмеялась Эбби, - вернее, не было, пока Сара не напустила своего археоптерикса на парочку особо рьяных.
- Ладно, - «Феникс» начал опускаться в грузовой отсек, - до скорого!
- Жду!
Корабль занял свое место, переходники соединились, и через несколько минут обе команды открыли люки
- Ну и завидую я вам, ребята, - командир шаттла попытался обнять всех троих сразу – без успеха, и ограничился рукопожатием, - такой полет…
- Так не последний же, - ответил Коннор, - будете еще первым, не на Марсе, так где-нибудь еще.
- Может быть… Но все-таки – завидую. Ну да ладно, готовьтесь к посадке.

Перегрузки при спуске Коннор переносил гораздо легче – то ли потому, привык, то ли потому, что они были куда меньше, чем на взлете. Прочертив огненной полосой небо, шаттл плавно коснулся полосы, пробежал по ней, выпустив тормозной парашют и замер. Корабль немедленно окружили техники, начав послеполетную проверку, громоздкий кран извлекал из грузового отсека «Феникс», а экипаж, окруженный ордой репортеров, забирался в автобус…

- Коннор! – Эбби бросилась к нему, повисла на шее, - наконец-то!
- Ага, - Коннор зарылся лицом в ее волосы, - я скучал по тебе...
- Как там, в небесах?..
- Пусто, - Коннор покрепче обнял жену, - слишком пусто… И там нет тебя…

Два самолета взлетели почти одновременно. Один возвращал первый межпланетный корабль на Байконур – для подготовки к новому полету, второй – увозил на родину его экипаж. Вернее, его большую часть – Сураев предпочел отправиться вместе с «Фениксом».
Пристроившись на плече у мужа, Эбби закрыла глаза и тихо спросила:
- Ты не забыл о своем обещании?
- Отпраздновать юбилей свадьбы на Марсе?
- Или хотя бы на Луне…
- Я помню, - Коннор улыбнулся, - постараюсь устроить – уж наверное, в такой мелочи нам не откажут…

@темы: фанфики, Philip Burton, Connor Temple, Abby Maitland

Комментарии
2012-06-10 в 16:12 

Zlataslawa
А чистописание у меня хорошее, но почему-то хромает...(с) Винни-Пух.
мило и интересно) спасибо)

2012-06-13 в 08:46 

Hikimaru
Обломки эти я сберёг среди руин
Отличное исполнение.

   

Anomaly Research Centre

главная